Главная / Бизнес / Это интересно / Азбука экономики - часть 3

Это интересно

Азбука экономики - часть 3

Люди склонны считать, что правительство, особенно избранное демократическим путем, может исправить все недостатки общества. Государственное вмешательство по их мнению в состоянии решить любые общественные проблемы: помочь бедным, повысить качество медицинского обслуживания, поднять уровень образования, снизить стоимость жилья и т.д.

Часть III.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И РОЛЬ ГОСУДАРСТВА

  • Государство, защищающее правопорядок и предоставляющее блага, которые общество не может получить "на рынке", способствует благосостоянию всей страны, НО...
  • Государство -- затычка не для каждой бочки. Оно не может быть использовано для исправления всех недостатков общества
  • Цена государственного налогообложения
  • Группы интересов могут использовать политический механизм государства, чтобы обирать налогоплательщиков и потребителей
  • Государство часто создает угрожающий экономике бюджетный дефицит
  • Перераспределение средств общества государством способствует их расхищению
  • Издержки перераспределения доходов намного превышают выгоды тех, кому предназначаются перераспределяемые средства
  • Централизованное планирование -всего лишь подмена власти рынка политической властью, ведущая к пустой растрате ресурсов и экономическому упадку
  • Конкуренция между властями так же важна, как и конкуренция между фирмами Конкуренция властей между собой и с частными предприятиями заставляет органы власти лучше служить интересам людей
  • Конституционные нормы должны обеспечивать гармоническое сочетание демократии с крепкой экономикой

Государство, защищающее правопорядок и предоставляющее блага, которые общество не может получить "на рынке", способствует благосостоянию всей страны

Мудрое и бережливое государство должно удерживать людей от причинения взаимного вреда, предоставляя им во всем остальном полную свободу занятий, и не отнимая у них ими заработанный хлеб... Это все, что требуется от хорошего государства.

Томас Джефферсон, Из письма к Эндрю Джексону

Государство может способствовать совместной деятельности членов общества и увеличивать экономическое благосостояние страны двумя путями:

а)
обеспечивать защиту жизни людей, их свободы и собственности (если последняя была приобретена без применения силы, обмана или воровства);
б)
предоставлять некоторые блага со специфическими свойствами, затрудняющими их получение через рынок.

Нобелевский лауреат Джеймс Бьюкенен называет это соответственно защитной (protective) и производительной (productive) функциями государства.

Защитная функция состоит в поддержании безопасности и порядка, включая контроль за исполнением законов, запрещающих воровство, мошенничество и насилие. Государство обладает монопольным правом на применение силы в целях защиты граждан друг от друга, а также от внешних угроз.

Другими словами, государство стремится предотвратить ущерб, который люди могут нанести друг другу, и следит за соблюдением свода законов, в рамках которого люди могут мирно взаимодействовать. В этой связи критически важными для благосостояния страны являются контроль за соблюдением контрактов и отказ от всяких ограничений, регулирующих предписаний и дифференцированных налогов, препятствующих обмену.

Экономическое значение защитной функции достаточно очевидно. Если государство выполняет ее достойно, люди верят, что не будут обмануты и все произведенное ими будет ограждено от посягательств не только грабителей, но и государства с его высокими налогами и разрушительной инфляцией.Иначе говоря, защита гарантирует, что засеявшему поле будет позволено собирать урожай. Урожай в результате оказывается обильным.

Когда государство плохо справляется с этой защитной функцией, возникают серьезные проблемы. Если права частной собственности не определены четко или же не соблюдаются, люди будут присваивать чужое имущество, ничего не платя его владельцам. В условиях, когда одни могут заставлять платить за себя других, рынок не сможет нормально функционировать, поскольку механизм определения истинных издержек производства товаров, на котором он основан, не будет действовать.

Кроме того, ресурсы, права собственности на которые нечетко определены или не достаточно защищаются, подвергаются чрезмерной эксплуатации. Загрязнение окружающей среды является классическим примером такой ситуации.

Вторая важнейшая функция государства -- производительная -- заключается в обеспечении граждан так называемыми общественными благами, которые имеют две отличительные черты:

(1)
их нельзя предоставить кому-то одному, не сделав их в то же время доступными для остальных, и
(2)
трудно, а иногда и невозможно, ограничить круг потребляющих эти блага лишь теми, кто за них платит.

Национальная оборона, проекты по предотвращению наводнений или по борьбе с насекомыми -- примеры общественных благ.

Частным фирмам очень сложно производить и продавать подобные блага. В силу самой природы этих благ, установить непосредственную связь между платой за них и их предоставлением практически невозможно, а следовательно, у потребителя отсутствует стимул приобретать их. Их оплатят другие, а он сможет потреблять их даром.

Возьмем в качестве примера проект по предотвращению наводнений. Если некая фирма строит дамбу для регулирования стока, трудно или почти невозможно ограничить ее использование лишь внесшими свою лепту в строительство, отказав при этом всем остальным. Осознавая это, потенциальные получатели выгоды обычно не желают покрывать издержки такого проекта, предоставляя это право "тому парню". В этой ситуации даже самый эффективный проект может оказаться неосуществимым.

Общество может выиграть, осуществляя потенциально выгодный проект такого рода через государство. В сущности, именно такую деятельность имел в виду Адам Смит, когда формулировал свои знаменитые "три функции короны". Законное право государства -- делать то, что люди в одиночку либо не могут осилить вообще, либо не в состоянии сделать очень хорошо.

Как определить, является ли правительственный проект действительно эффективным? Считается, что поддержка большинства делает политическое действие законным и эффективным. Это может показаться удивительным, но если проект действительно эффективен, то издержки по его реализации всегда можно распределить так, что выиграют все избиратели. Рассмотрим, для примера, выгоды и издержки избирателей, связанные с сооружением дороги:

Избиратель Полученные
выгоды
Налоговые платежи
Вариант A Вариант Б
Адамс 20.00 5.00 12.50
Браун 12.00 5.00 7.50
Грин 4.00 5.00 2.50
Джонс 2.00 5.00 1.25
Смит 2.00 5.00 1.25
Итого $40.00 $25.00 $25.00

Проект обходится в 25 долл. и приносит избирателям доходы в 40 долл. Поскольку доходы превышают издержки, проект является выгодным. Если стоимость проекта распределить между избирателями поровну (вариант А), то Адаме и Браун выиграют, а Грин, Джонс и Смит проиграют. Ценность проекта для каждого из этих трех ниже, чем их издержки, равные 5 долл. Если бы судьба проекта решалась большинством голосов, он был бы отклонен, потому что последние трое (из пяти) избирателей проголосовали бы против него.

Посмотрим, что произойдет, если издержки распределяются как в варианте Б. В этом случае Адамс оплачивает половину (12.5 долл.) общей суммы издержек в 25 долл. в соответствии с его долей (20 долл.) в суммарных доходах (40 долл.); остальные также платят пропорционально получаемым ими доходам. При таком варианте финансирования издержек все участники проекта оказываются в выигрыше. Несмотря на то, что проект не набрал бы большинства в случае равномерного распределения бремени финансирования среди его участников (вариант А), все они поддержали бы проект, будь налоги начислены пропорционально доходам каждого (вариант Б).

Этот простой пример иллюстрирует чрезвычайно важный тезис о демократическом голосовании по поводу государственных проектов. Если избиратели платят за проект пропорционально извлекаемым из него доходам, они все оказываются в выигрыше в случае эффективности проекта и все проигрывают в противоположном случае. (Принцип, гласящий, что эффективные проекты способствуют достижению политического единодушия, был впервые сформулирован шведским экономистом Кнутом Викселем в 1986 г. (см. Wicksell, A New Principle of Just Taxation in James Gwartney and Richard Wagner (eds), Public Choice and Constitutional Economics (Greenwich: JAI Press, Inc.,1988) Нобелевский лауреат Джеймс Бьюкенен отметил, что именно эта работа Викселя подтолкнула его к идеям, благодаря которым он впоследствии занял ведущие позиции в современной теории общественного выбора (public choice theory).

Следовательно, при таком способе оплаты издержек любой эффективный проект будет одобрен подавляющим большинством голосов, что, в свою очередь, явится лучшим доказательством того, что он эффективен. И наоборот: если при таком способе оплаты издержек проект не получит поддержки подавляющего большинства, это -- верное свидетельство его нецелесообразности.

Таким образом, поскольку по-настоящему эффективные проекты, как правило, одобряются подавляющим большинством граждан, многие экономисты считают, что средства налогоплательщиков можно было бы тратить с большим толком, если бы любая государственная программа голосовалась не простым, как ныне, а квалифицированным большинством голосов.

ГОСУДАРСТВО -- ЗАТЫЧКА НЕ ДЛЯ КАЖДОЙ БОЧКИ
Оно не может быть использовано для исправления всех недостатков общества

Люди склонны считать, что правительство, особенно избранное демократическим путем, может исправить все недостатки общества.Государственное вмешательство по их мнению в состоянии решить любые общественные проблемы: помочь бедным, повысить качество медицинского обслуживания, поднять уровень образования, снизить стоимость жилья и т. д.

Эта точка зрения неверна по двум причинам.

Во-первых, правительство отнюдь не всегда принимает решения в "интересах общества", что бы ни скрывалось за этим туманным понятием. Во-вторых, оно отнюдь не всегда в состоянии улучшить дело там, где рыночная экономика не дает желаемого результата.

Государство -- это всего навсего форма организации общества -- институт власти, в рамках которого люди коллективно принимают решения и ведут определенную деятельность. Поэтому нет никакой гарантии, что политика, одобренная большинством избранных представителей народа, будет содействовать экономическому прогрессу. Наоборот, есть все основания опасаться, что всенародно избранные власти могут принимать решения, подрывающие общественное благосостояние, если большинство избирателей не сможет самоограничить свои намерения.

Многие ставят знак равенства между политической демократией и рыночной экономикой. Действительно, большинство стран с рыночной экономикой имеют демократические политические институты.

Могут быть, однако, и иные варианты. Например, в Гонконге с его динамичной рыночной экономикой никогда не было демократических выборов: будучи британской колонией, в течение почти целого века Гонконг находился под политическим контролем метрополии. В Сингапуре, Южной Корее и Чили -- странах с бурно развивающейся в последние годы рыночной экономикой -- политический режим был в определенные периоды репрессивным и авторитарным.

И наоборот, политическая демократия не всегда обеспечивает простор для развития рыночной экономики. Некоторые демократические страны -- в частности, Израиль и Индия -- в распределении товаров и ресурсов больше полагаются на административные методы и высокие налоги, нежели на рынок.

Важно понимать фундаментальные социальные различия между политической демократией и рыночной экономикой.

Когда демократическое государство облагает население налогами, чтобы финансировать предоставление своим гражданам определенных благ, имеет место принуждение. Несогласное меньшинство должно платить налоги и финансировать расходы на общественные блага независимо от того, получают ли и ценят ли они их. Право налогообложения позволяет государству, не спрашивая разрешения, забирать у людей их собственность, например, доход. Вчастном секторе подобной принудительной силы не существует. Частные фирмы могут назначать более высокие цены на свои товары и услуги, но они не могут заставить покупать их.

Кстати, продукция частной фирмы всегда представляет для потребителя ценность большую, чем его расходы, иначе фирма не выручит за нее ни доллара. Этого нельзя сказать о государственном учреждении. Когда оно финансируется или субсидируется за счет налогов, нет никакой гарантии, что ре-' зультат его деятельности будет представлять для людей ценность большую, чем издержки на ее осуществление.

Неограниченная политическая демократия -- это система власти большинства, в то время как рыночное распределение -- это система пропорционального представительства всех.

Например, когда на государственном уровне принимается решение об увеличении расходов на жилищное строительство или половое воспитание детей в государственной школе, не заинтересованное в этом меньшинство обязано подчиниться и внести необходимую сумму для его реализации.

В противоположность этому рыночные отношения позволяют разным по численности группам голосовать за то, что они хотят, и получать желаемое. Так, если услуги образования предоставляются на рыночной основе, одни родители смогут выбрать школу, где пропагандируются религиозные ценности, другие же предпочтут отдать детей в более светские школы. Кто-то остановится на школе, где особое внимание уделяется практическим навыкам, либо культурным программам, либо высокопрофессиональной подготовке.

В условиях рынка каждый может получить то, чему он отдает предпочтение. Для этого не нужно принадлежать к большинству; любое меньшинство имеет возможность "голосовать" своими потребительскими долларами. Пока человек или группа людей готовы оплачивать издержки, рынок будет откликаться на их пожелания. В рыночной сфере каждый представлен пропорционально своим затратам. Поэтому процесс выбора на рынке не порождает конфликты, возникающие при принятии решений в государственном секторе.

Цена государственного налогообложения

  • снижение объема производства в частном секторе в результате изъятия из него ресурсов
  • расходы, которые несет страна по взиманию и уплате налогов
  • упущенная выгода страны от пресеченных государством несостоявшихся сделок

Политики часто говорят, что налоги - издержки государственной власти. Издержками приобретения любого продукта является то, от чего приходится отказываться, чтобы его получить. Государство не является исключением.

Существуют три вида издержек, возникающих, когда государство предоставляет гражданам блага и услуги.

Во-первых, это потеря продукции в частном секторе, которую можно было произвести из ресурсов, потраченных в государственном секторе. Ресурсы, направляемые на строительство дорог, производство ракет, содержание полиции, образования, здравоохранения или на производство других "продуктов" государственного изготовления, имеют альтернативные сферы использования. Они могли бы найти применение в частном секторе, если бы не были потрачены государством. Данный вид издержек возникает независимо от того, финансируется ли государственный сектор посредством налогов, увеличения государственного долга или эмиссии денег. Эти издержки можно сократить, лишь снизив государственные расходы.

Во-вторых, немалые издержки возникают при сборе налогов и исполнении налогового законодательства: налогооблагаемые доходы должны быть подсчитаны и проконтролированы, налоговые законы -- приведены в действие. Ресурсы, идущие на эти цели, недоступны для производства других благ ни в частном, ни в государственном секторах. Исследования показывают, что в Соединенных Штатах требуется ежегодно около 5.5 млрд. человеко-часов (что эквивалентно годовой работе 2 млн 750 тыс. служащих, занятых полный рабочий день) для выполнения одной только бумажной работы, связанной с налогообложением. Эти издержки "съедают" примерно 20 центов от каждого доллара, полученного правительством в форме налогов.

Наконец, в-третьих, в результате налогообложения сделки, которые были бы взаимовыгодными, становятся неприбыльными и потому неосуществленными. Также, люди отводят больше времени досугу и неэффективной деятельности. Отказ от этих потенциальных выгод означает урон для экономики в целом. Кроме того, налоги поощряют непродуктивную деятельность по уклонению от них, что также приносит экономические потери.

Таким образом, государство обходится обществу значительно дороже суммы всех налоговых сборов или суммы всех государственных расходов. При анализе достоинств той или иной государственной программы необходимо учитывать все ее издержки.

Политики всегда пытаются скрыть издержки своей деятельности. Как говорил министр финансов при дворе Людовика XIV Жан-Батист Кольбер (Jean Baptiste Colbert), "искусство налогообложения состоит в умении так ощипать гуся, чтобы он поменьше шипел". Политическая привлекательность бюджетных дефицитов, избыточной эмиссии денег и различных косвенных налогов состоит в возможности скрыть реальные издержки государственных программ.

Особенно широко распространен обман в отношении налогов на бизнес. Политики часто говорят о налогообложении бизнеса так, как если бы налоговое бремя перекладывалось с плеч граждан на нечто бесплотное. Однако налоги на бизнес, так же как и все остальные, целиком и полностью оплачиваются гражданами. Корпорация или фирма сама не платит налоги, а лишь собирает деньги со своих клиентов, служащих или держателей акций, чтобы затем передать их государству.

Группы заинтересованных лиц могут использовать политический механизм государства, чтобы обирать налогоплательщиков-потребителей

Когда деятельность государства ограничена жесткими рамками, оно способно внести неоценимый вклад в экономическое процветание. Для этого, однако, требуется нечто большее, чем демократия. В условиях современной демократии, к сожалению, демократически избранным политическим деятелям выгодно поддерживать интересы отдельных групп в ущерб обществу в целом.

Осуществляемые с этой целью государственные меры сулят существенные выигрыши членам хорошо организованных групп (скажем, промышленникам, членам профсоюза или фермерам) в противовес интересам массы налогоплательщиков или потребителей. Если группа относительно невелика, то выигрыш каждого из ее членов значителен. И наоборот, если людей, которым наносится ущерб, много, -- издержки, налагаемые на каждого из них, не слишком заметны, а их источник достаточно трудно отследить.

Нетрудно понять причину, по которой политики оказываются на стороне таких группировок. Поскольку каждого члена такой группы ожидает значительный выигрыш, все они заинтересованы в объединении, чтобы совместными усилиями довести до сведения кандидатов или уже избранных законодателей, как им не терпится добиться успеха в своем деле. При выборе того или иного кандидата и оказании ему финансовой поддержки многие члены таких групп будут исходить из того, какие позиции он занимает в вопросах, представляющих для них особую важность. Что же касается остальных избирателей, то, поскольку эти вопросы мало касаются их интересов, они в массе своей будут недостаточно информированы и пассивны.

Как следует поступать политику, стремящемуся к победе на выборах? Вполне очевидно, что от неинформированного и незаинтересованного большинства пользы будет немного, тогда как шумных сторонников и, главное, их вклады в избирательную кампанию можно заполучить, проводя меры, отвечающие их групповым интересам. В эпоху, когда средства массовой информации оказывают огромное воздействие, политики с особым рвением поддерживают такие группы, чтобы выудить из них средства для избирательной кампании и вложить их, например, в создание благоприятного телевизионного имиджа. При этом политические деятели, не желающие обменивать государственную казну на поддержку заинтересованных групп, оказываются в весьма уязвимом положении.

Таким образом, при существующих правилах действиями политиков управляет невидимая рука, заставляя их выражать интересы групп, хотя это оборачивается потерями для общества. Представительные органы власти, сформированные исключительно по принципу правления большинства, не в состоянии разрешать проблемы, связанные с групповыми интересами.

Именно склонностью политиков действовать на пользу хорошо организованным группам можно объяснить существование многочисленных категорий государственного вмешательства в экономику, уменьшающих размер общественного экономического "пирога".

Наглядный пример -- канадские советы по сбыту сельскохозяйственной продукции, созданные по инициативе провинциальных властей якобы для того, чтобы стабилизировать издержки и гарантировать качество продуктов, производимых под их эгидой. С экономической точки зрения эти советы являются официально санкционированным картелем, который контролирует предложение молока, яиц, кур и т. п. с помощью предписаний, кто именно может производить эти продукты и на каких условиях.

На практике такой контроль означает сокращение предложения и вздувание цен. Имея возможность контролировать не только внутреннее производство, но и импорт иностранных продуктов, то есть располагая абсолютным контролем над предложением, советы по сбыту устанавливают цены на том уровне, который они считают целесообразным -единственным ограничителем служит опасность политического противодействия при слишком высоких ценах.

Чтобы определить, насколько цена, установленная советами, превышает уровень, который бы установился в их отсутствии, достаточно знать во что обходится допуск на данный рынок, который должен получить каждый производитель. Например, разрешение на производство яиц и молока, -- т. е. листок бумаги, дающий это право, -- стоит столько же, сколько земля, здания, оборудование и скот, минимально необходимые для начала производства. Для получения этого разрешения канадскому фермеру приходится брать крупный банковский кредит или изымать эти средства из своего бюджета.

Поскольку благосостояние фермеров в значительной степени зависит от сохранения данных порядков, они видят прямой смысл в том, чтобы отдавать свои голоса и деньги политикам, защищающим их интересы. Рядовые же избиратели, решая, за кого голосовать, не задумываются над этим вопросом. Большинство канадцев (кроме тех, кто покупает кур, яйца и молочные продукты в Соединенных Штатах) даже не подозревают, что из-за вздутых цен каждый из них ежегодно переплачивает производителям яиц и молока несколько сот долларов, причем большая часть этих сумм достается вполне состоятельным фермерам. Поэтому политические деятели обычно оказываются в выигрыше, продолжая поддерживать фермеров, хотя эти дотации растрачивают впустую ресурсы и обкрадывают общество в целом.

Политической силой групп интересов объясняется существование импортных тарифов и квот на сталь, обувь, текстильные изделия, одежду и некоторые другие товары. Ирригационные проекты, финансируемые на федеральном уровне, льготные кредиты бизнесу, дотации аэропортам, художественным коллективам и учреждениям культуры, специальные программы помощи молодежи и престарелым, тем, кто живет в районах с высоким уровнем безработицы и, разумеется, тем, кто служит надеждой и опорой канадских политиков, дотации регионам -- вот примеры политики ради политики. В основе ее лежат интересы групп, преследующих свои интересы, а отнюдь не потребности экономики и общества. И если каждая в отдельности подобная программа является незначительным бременем для экономики, то в сумме они разоряют федеральный бюджет, растрачивают ресурсы и снижают жизненный уровень населения.

Отцы Конституции США осознавали этот недостаток демократической системы и стремились ограничить давление со стороны организованных групп, которые они называли "фракциями". Так, в Разделе 8 Статьи 1 Конституции США говорится, что для осуществления программ, содействующих всеобщей безопасности и благосостоянию всего общества, Конгресс должен устанавливать только единообразные налоги. Этот пункт был призван предотвратить использование средств, получаемых от налогообложения, в интересах отдельных групп населения. Однако, с течением времени первоначальный смысл статьи был искажен решениями судов и законодательными актами. В своей современной интерпретации американская Конституция уже не способна ограничивать политическую силу хорошо организованных групп.

Основатели Канадской конфедерации не проявили ни особого интереса, ни особых познаний в этом вопросе, и, таким образом, в канадской Конституции соответствующая статья отсутствует вовсе. По этой ли причине, или потому, что канадцы менее враждебно относятся к перераспределительной деятельности правительства, в Канаде существует еще больше, чем в США программ, нацеленных на обслуживание групповых интересов.

Государство часто создает угрожающий экономике бюджетный дефицит

Если расходы государства превышают его доходы, возникает бюджетный дефицит, для финансирования которого государство, как правило, выпускает облигации. Такие облигации являются государственным долгом. Бюджетный дефицит увеличивает масштаб государственного долга.

Дефицитное финансирование вошло у современных государств в привычку. В 70-х и 80-х годах центральные правительства всех ведущих промышленных стран постоянно сводили бюджет с дефицитом, что, в свою очередь, приводило к разбуханию государственного долга.

Какое влияние оказывает дефицитное финансирование на экономику?

Некоторые утверждают, что государственный долг позволяет нам веселиться на празднике жизни сегодня, оставляя внукам платить по счетам. Это, несомненно, преувеличение, если большую часть государственной задолженности составляет внутренний долг. Конечно, налогоплательщикам придется платить более высокие налоги, идущие на выплату процентов по государственному долгу. Однако большая часть выплат по процентам будет также получена самими жителями страны. Таким образом, детям и внукам предстоит не только платить налоги для покрытия долга, но и получать процентные платежи. Конечно, при этом будет происходить перераспределение, поскольку не все те, кому приходится платить повышенные налоги, получат доходы от государственных облигаций. Большинство экономистов, однако полагают, что одолживание денег правительством для покрытия бюджетного дефицита толкает вверх ставку процента, а это, в свою очередь, приводит к падению частных инвестиций. Государство может компенсировать сокращение частных инвестиций, если использует одолженные средства для капитальных вложений. Но обычно этого не происходит. Большая часть государственных расходов в индустриально развитых странах идет на нужды перераспределения, субсидии и другие цели, впрямую выгодные групповым интересам. Таким образом, бюджетный дефицит почти неизбежно сокращает запас капитала (инструментов, машин, сооружений), остающийся в наследство будущим поколениям. В результате производительность труда, и, следовательно, уровень его оплаты окажется ниже, чем в отсутствии дефицита.

Независимо от того, финансируются ли государственные услуги населению за счет долга или за счет налогов, используемые для них ресурсы становятся недоступны для производства других вещей. Строя, например, автостраду, правительство отвлекает ресурсы из частного сектора, где они могли бы использоваться каким-то иным образом. В результате текущий выпуск товаров для частного потребления оказывается ниже. Это -- сегодняшние издержки государственных расходов, и финансирование посредством государственного долга не способно отодвинуть их в будущее.

Может ли дефицит привести к экономическому краху? Кредит -- обычный способ ведения бизнеса. Многие крупные и прибыльные корпорации постоянно имеют непогашенный долг. Ключом к пониманию целесообразности кредита как в отношении отдельных лиц и частных фирм, так и государства, является соотношение между ожидаемым доходом и обязательствами по уплате процентов. Пока прибыль фирмы велика по сравнению с ее обязательствами по уплате процентов, долг не создает особых проблем. То же самое касается и федерального правительства. Пока у граждан есть уверенность, что государство может с помощью налогов собрать средства, необходимые для обслуживания долговых обязательств, правительство не будет иметь проблем с финансированием и рефинансированием своего непогашенного долга.

Расходы на обслуживание государственного долга могут, однако, расти очень быстро и привести к истощению налоговых ресурсов. На сегодняшний день, например, расходы на уплату процентов по государственному долгу поглощают 31 цент из каждого доллара, собранного федеральным правительством Канады за счет налогов. При большом государственном долге налогоплательщики могут не захотеть и дальше платить высокие налоги, все меньшая и меньшая часть которых будет направляться на предоставление налогоплательщикам государственных услуг.

Чрезмерный долг везде приводил к финансовому краху. Экономика ряда стран, включая Боливию, Аргентину, Чили, Бразилию и Израиль, в течение последних лет разрушались непомерными долгами, эмиссией денег и стремительной инфляцией. Если темпы роста процентных обязательств федерального правительства будут по-прежнему опережать темпы роста государственных доходов, то и Канада не будет застрахована от подобной участи.

Причина бюджетного дефицита не является тайной. Парламентарии любят тратить деньги на программы, доставляющие удовольствие избирателям. В то же время они не любят увеличивать налогообложение, поскольку в этом случае издержки избирателей становятся заметны. Государственный долг является удобной альтернативой текущим налогам -он скрывает издержки и отодвигает их на будущее.

"Проблема дефицита" -- это проблема политической системы. Дефицитное финансирование - естественное порождение неограниченной демократической процедуры принятия решений.выбора на рынке не порождает конфликты, возникающие при принятии решений в государственном секторе.

Цена государственного налогообложения

  • снижение объема производства в частном секторе в результате изъятия из него ресурсов
  • расходы, которые несет страна по взиманию и уплате налогов
  • упущенная выгода страны от пресеченных государством несостоявшихся сделок

Политики часто говорят, что налоги - издержки государственной власти. Издержками приобретения любого продукта является то, от чего приходится отказываться, чтобы его получить. Государство не является исключением.

Существуют три вида издержек, возникающих, когда государство предоставляет гражданам блага и услуги.

Во-первых, это потеря продукции в частном секторе, которую можно было произвести из ресурсов, потраченных в государственном секторе. Ресурсы, направляемые на строительство дорог, производство ракет, содержание полиции, образования, здравоохранения или на производство других "продуктов" государственного изготовления, имеют альтернативные сферы использования. Они могли бы найти применение в частном секторе, если бы не были потрачены государством. Данный вид издержек возникает независимо от того, финансируется ли государственный сектор посредством налогов, увеличения государственного долга или эмиссии денег. Эти издержки можно сократить, лишь снизив государственные расходы.

Во-вторых, немалые издержки возникают при сборе налогов и исполнении налогового законодательства: налогооблагаемые доходы должны быть подсчитаны и проконтролированы, налоговые законы -- приведены в действие. Ресурсы, идущие на эти цели, недоступны для производства других благ ни в частном, ни в государственном секторах. Исследования показывают, что в Соединенных Штатах требуется ежегодно около 5.5 млрд. человеко-часов (что эквивалентно годовой работе 2 млн 750 тыс. служащих, занятых полный рабочий день) для выполнения одной только бумажной работы, связанной с налогообложением. Эти издержки "съедают" примерно 20 центов от каждого доллара, полученного правительством в форме налогов.

Наконец, в-третьих, в результате налогообложения сделки, которые были бы взаимовыгодными, становятся неприбыльными и потому неосуществленными. Также, люди отводят больше времени досугу и неэффективной деятельности. Отказ от этих потенциальных выгод означает урон для экономики в целом. Кроме того, налоги поощряют непродуктивную деятельность по уклонению от них, что также приносит экономические потери.

Таким образом, государство обходится обществу значительно дороже суммы всех налоговых сборов или суммы всех государственных расходов. При анализе достоинств той или иной государственной программы необходимо учитывать все ее издержки.

Политики всегда пытаются скрыть издержки своей деятельности. Как говорил министр финансов при дворе Людовика XIV Жан-Батист Кольбер (Jean Baptiste Colbert), "искусство налогообложения состоит в умении так ощипать гуся, чтобы он поменьше шипел". Политическая привлекательность бюджетных дефицитов, избыточной эмиссии денег и различных косвенных налогов состоит в возможности скрыть реальные издержки государственных программ.

Особенно широко распространен обман в отношении налогов на бизнес. Политики часто говорят о налогообложении бизнеса так, как если бы налоговое бремя перекладывалось с плеч граждан на нечто бесплотное. Однако налоги на бизнес, так же как и все остальные, целиком и полностью оплачиваются гражданами. Корпорация или фирма сама не платит налоги, а лишь собирает деньги со своих клиентов, служащих или держателей акций, чтобы затем передать их государству.

Группы заинтересованных лиц могут использовать политический механизм государства, чтобы обирать налогоплательщиков-потребителей

Когда деятельность государства ограничена жесткими рамками, оно способно внести неоценимый вклад в экономическое процветание. Для этого, однако, требуется нечто большее, чем демократия. В условиях современной демократии, к сожалению, демократически избранным политическим деятелям выгодно поддерживать интересы отдельных групп в ущерб обществу в целом.

Осуществляемые с этой целью государственные меры сулят существенные выигрыши членам хорошо организованных групп (скажем, промышленникам, членам профсоюза или фермерам) в противовес интересам массы налогоплательщиков или потребителей. Если группа относительно невелика, то выигрыш каждого из ее членов значителен. И наоборот, если людей, которым наносится ущерб, много, -- издержки, налагаемые на каждого из них, не слишком заметны, а их источник достаточно трудно отследить.

Нетрудно понять причину, по которой политики оказываются на стороне таких группировок. Поскольку каждого члена такой группы ожидает значительный выигрыш, все они заинтересованы в объединении, чтобы совместными усилиями довести до сведения кандидатов или уже избранных законодателей, как им не терпится добиться успеха в своем деле. При выборе того или иного кандидата и оказании ему финансовой поддержки многие члены таких групп будут исходить из того, какие позиции он занимает в вопросах, представляющих для них особую важность. Что же касается остальных избирателей, то, поскольку эти вопросы мало касаются их интересов, они в массе своей будут недостаточно информированы и пассивны.

Как следует поступать политику, стремящемуся к победе на выборах? Вполне очевидно, что от неинформированного и незаинтересованного большинства пользы будет немного, тогда как шумных сторонников и, главное, их вклады в избирательную кампанию можно заполучить, проводя меры, отвечающие их групповым интересам. В эпоху, когда средства массовой информации оказывают огромное воздействие, политики с особым рвением поддерживают такие группы, чтобы выудить из них средства для избирательной кампании и вложить их, например, в создание благоприятного телевизионного имиджа. При этом политические деятели, не желающие обменивать государственную казну на поддержку заинтересованных групп, оказываются в весьма уязвимом положении.

Таким образом, при существующих правилах действиями политиков управляет невидимая рука, заставляя их выражать интересы групп, хотя это оборачивается потерями для общества. Представительные органы власти, сформированные исключительно по принципу правления большинства, не в состоянии разрешать проблемы, связанные с групповыми интересами.

Именно склонностью политиков действовать на пользу хорошо организованным группам можно объяснить существование многочисленных категорий государственного вмешательства в экономику, уменьшающих размер общественного экономического "пирога".

Наглядный пример -- канадские советы по сбыту сельскохозяйственной продукции, созданные по инициативе провинциальных властей якобы для того, чтобы стабилизировать издержки и гарантировать качество продуктов, производимых под их эгидой. С экономической точки зрения эти советы являются официально санкционированным картелем, который контролирует предложение молока, яиц, кур и т. п. с помощью предписаний, кто именно может производить эти продукты и на каких условиях.

На практике такой контроль означает сокращение предложения и вздувание цен. Имея возможность контролировать не только внутреннее производство, но и импорт иностранных продуктов, то есть располагая абсолютным контролем над предложением, советы по сбыту устанавливают цены на том уровне, который они считают целесообразным -единственным ограничителем служит опасность политического противодействия при слишком высоких ценах.

Чтобы определить, насколько цена, установленная советами, превышает уровень, который бы установился в их отсутствии, достаточно знать во что обходится допуск на данный рынок, который должен получить каждый производитель. Например, разрешение на производство яиц и молока, -- т. е. листок бумаги, дающий это право, -- стоит столько же, сколько земля, здания, оборудование и скот, минимально необходимые для начала производства. Для получения этого разрешения канадскому фермеру приходится брать крупный банковский кредит или изымать эти средства из своего бюджета.

Поскольку благосостояние фермеров в значительной степени зависит от сохранения данных порядков, они видят прямой смысл в том, чтобы отдавать свои голоса и деньги политикам, защищающим их интересы. Рядовые же избиратели, решая, за кого голосовать, не задумываются над этим вопросом. Большинство канадцев (кроме тех, кто покупает кур, яйца и молочные продукты в Соединенных Штатах) даже не подозревают, что из-за вздутых цен каждый из них ежегодно переплачивает производителям яиц и молока несколько сот долларов, причем большая часть этих сумм достается вполне состоятельным фермерам. Поэтому политические деятели обычно оказываются в выигрыше, продолжая поддерживать фермеров, хотя эти дотации растрачивают впустую ресурсы и обкрадывают общество в целом.

Политической силой групп интересов объясняется существование импортных тарифов и квот на сталь, обувь, текстильные изделия, одежду и некоторые другие товары. Ирригационные проекты, финансируемые на федеральном уровне, льготные кредиты бизнесу, дотации аэропортам, художественным коллективам и учреждениям культуры, специальные программы помощи молодежи и престарелым, тем, кто живет в районах с высоким уровнем безработицы и, разумеется, тем, кто служит надеждой и опорой канадских политиков, дотации регионам -- вот примеры политики ради политики. В основе ее лежат интересы групп, преследующих свои интересы, а отнюдь не потребности экономики и общества. И если каждая в отдельности подобная программа является незначительным бременем для экономики, то в сумме они разоряют федеральный бюджет, растрачивают ресурсы и снижают жизненный уровень населения.

Отцы Конституции США осознавали этот недостаток демократической системы и стремились ограничить давление со стороны организованных групп, которые они называли "фракциями". Так, в Разделе 8 Статьи 1 Конституции США говорится, что для осуществления программ, содействующих всеобщей безопасности и благосостоянию всего общества, Конгресс должен устанавливать только единообразные налоги. Этот пункт был призван предотвратить использование средств, получаемых от налогообложения, в интересах отдельных групп населения. Однако, с течением времени первоначальный смысл статьи был искажен решениями судов и законодательными актами. В своей современной интерпретации американская Конституция уже не способна ограничивать политическую силу хорошо организованных групп.

Основатели Канадской конфедерации не проявили ни особого интереса, ни особых познаний в этом вопросе, и, таким образом, в канадской Конституции соответствующая статья отсутствует вовсе. По этой ли причине, или потому, что канадцы менее враждебно относятся к перераспределительной деятельности правительства, в Канаде существует еще больше, чем в США программ, нацеленных на обслуживание групповых интересов.

Государство часто создает угрожающий экономике бюджетный дефицит

Если расходы государства превышают его доходы, возникает бюджетный дефицит, для финансирования которого государство, как правило, выпускает облигации. Такие облигации являются государственным долгом. Бюджетный дефицит увеличивает масштаб государственного долга.

Дефицитное финансирование вошло у современных государств в привычку. В 70-х и 80-х годах центральные правительства всех ведущих промышленных стран постоянно сводили бюджет с дефицитом, что, в свою очередь, приводило к разбуханию государственного долга.

Какое влияние оказывает дефицитное финансирование на экономику?

Некоторые утверждают, что государственный долг позволяет нам веселиться на празднике жизни сегодня, оставляя внукам платить по счетам. Это, несомненно, преувеличение, если большую часть государственной задолженности составляет внутренний долг. Конечно, налогоплательщикам придется платить более высокие налоги, идущие на выплату процентов по государственному долгу. Однако большая часть выплат по процентам будет также получена самими жителями страны. Таким образом, детям и внукам предстоит не только платить налоги для покрытия долга, но и получать процентные платежи. Конечно, при этом будет происходить перераспределение, поскольку не все те, кому приходится платить повышенные налоги, получат доходы от государственных облигаций. Большинство экономистов, однако полагают, что одолживание денег правительством для покрытия бюджетного дефицита толкает вверх ставку процента, а это, в свою очередь, приводит к падению частных инвестиций. Государство может компенсировать сокращение частных инвестиций, если использует одолженные средства для капитальных вложений. Но обычно этого не происходит. Большая часть государственных расходов в индустриально развитых странах идет на нужды перераспределения, субсидии и другие цели, впрямую выгодные групповым интересам. Таким образом, бюджетный дефицит почти неизбежно сокращает запас капитала (инструментов, машин, сооружений), остающийся в наследство будущим поколениям. В результате производительность труда, и, следовательно, уровень его оплаты окажется ниже, чем в отсутствии дефицита.

Независимо от того, финансируются ли государственные услуги населению за счет долга или за счет налогов, используемые для них ресурсы становятся недоступны для производства других вещей. Строя, например, автостраду, правительство отвлекает ресурсы из частного сектора, где они могли бы использоваться каким-то иным образом. В результате текущий выпуск товаров для частного потребления оказывается ниже. Это -- сегодняшние издержки государственных расходов, и финансирование посредством государственного долга не способно отодвинуть их в будущее.

Может ли дефицит привести к экономическому краху? Кредит -- обычный способ ведения бизнеса. Многие крупные и прибыльные корпорации постоянно имеют непогашенный долг. Ключом к пониманию целесообразности кредита как в отношении отдельных лиц и частных фирм, так и государства, является соотношение между ожидаемым доходом и обязательствами по уплате процентов. Пока прибыль фирмы велика по сравнению с ее обязательствами по уплате процентов, долг не создает особых проблем. То же самое касается и федерального правительства. Пока у граждан есть уверенность, что государство может с помощью налогов собрать средства, необходимые для обслуживания долговых обязательств, правительство не будет иметь проблем с финансированием и рефинансированием своего непогашенного долга.

Расходы на обслуживание государственного долга могут, однако, расти очень быстро и привести к истощению налоговых ресурсов. На сегодняшний день, например, расходы на уплату процентов по государственному долгу поглощают 31 цент из каждого доллара, собранного федеральным правительством Канады за счет налогов. При большом государственном долге налогоплательщики могут не захотеть и дальше платить высокие налоги, все меньшая и меньшая часть которых будет направляться на предоставление налогоплательщикам государственных услуг.

Чрезмерный долг везде приводил к финансовому краху. Экономика ряда стран, включая Боливию, Аргентину, Чили, Бразилию и Израиль, в течение последних лет разрушались непомерными долгами, эмиссией денег и стремительной инфляцией. Если темпы роста процентных обязательств федерального правительства будут по-прежнему опережать темпы роста государственных доходов, то и Канада не будет застрахована от подобной участи.

Причина бюджетного дефицита не является тайной. Парламентарии любят тратить деньги на программы, доставляющие удовольствие избирателям. В то же время они не любят увеличивать налогообложение, поскольку в этом случае издержки избирателей становятся заметны. Государственный долг является удобной альтернативой текущим налогам -он скрывает издержки и отодвигает их на будущее.

"Проблема дефицита" -- это проблема политической системы. Дефицитное финансирование - естественное порождение неограниченной демократической процедуры принятия решений.й и продолжить поиски лучшего места. В результате уровень безработицы становится относительно выше, чем если бы пособий не существовало. Только щедростью выплат можно объяснить тот факт, что примерно половина получающих пособие по безработице является его регулярными получателями. Свою трудовую карьеру они строят с учетом этих пособий. Многие из тех, кто втянулся в такую жизнь, трудятся лишь столько недель в году, сколько требуется для получения полной суммы пособий.

Если вы что-то субсидируете, поводов для субсидии становится все больше. Трансферты, направленные на борьбу с нищетой, также не являются исключением. Они поощряют ведение рискованного образа жизни: употребление наркотиков, нежелание учиться и работать, разводы, рождение детей вне брака и стремление избежать их воспитания. Все это увеличивает ряды бедных. Хотя такие вторичные эффекты в краткосрочной перспективе могут оказаться не очень важными, в долгосрочном плане их отрицательные последствия становятся все более ощутимыми. К тому же трансферты, направленные на борьбу с бедностью, вытесняют благотворительные усилия граждан, семей, религиозных и общественных организаций. Когда в перераспределительных целях вводятся специальные налоги, частные лица и организации, реагируя на это, меньше участвуют в благотворительной деятельности.

С экономической точки зрения провал перераспределительных программ неудивителен. Экономический анализ показывает, что, учитывая вторичные эффекты, правительству достаточно сложно реально помочь в течение долгого времени нуждающимся, поскольку поведение людей при этом меняется, возникает обратный эффект и ситуация становится не лучше, а хуже.

Централизованное планирование -- всего лишь подмена власти рынка политической властью, ведущая к пустой растрате ресурсов и экономическому упадку

Человек системы... склонен в своей самонадеянности превозносить свою мудрость... Он, по-видимому, воображает, что может руководить членами огромного общества с той же легкостью, с какой рука передвигает фигуры на шахматной доске; он не думает при этом, что фигуры на шахматной доске не имеют никакого иного источника передвижения, кроме человеческой рук, и в то время как на огромной шахматной доске человеческого общества всякая фигура имеет свой собственный принцип движения, часто отличающийся от предписанного ей по закону. Когда они совпадают и действуют в одном направлении, то игра человеческого общества будет проходить легко и гармонично, и весьма вероятно, что она закончится удачей. Если же эти принципы взаимно исключают друг друга, игра будет протекать плохо, и общество навсегда останется в состоянии хаоса.

Адам Смит, Теория моральных сентиментов, 1759 г.
(Adam Smith, The Theory of Moral Sentiments, 1759)

Как уже говорилось, считается что, государство в состоянии лучше, чем рынок, координировать производство общественных благ - небольшого класса товаров и услуг, потребление которых сложно ограничить только теми, кто за них платит.

Однако многие также считают, что, поддерживая отдельные отрасли, предоставляя им дотации и инвестиции, государство тем самым способствует ускорению экономического роста. Государственное "планирование промышленности" и "инвестиции в будущее экономическое развитие" якобы способны улучшать рыночные результаты. Нетрудно понять, почему такой подход обладает определенной привлекательностью.

Планирование кажется вполне разумным. Разве избранные народом политики и правительственные эксперты не лучше, чем предприниматели, поглощенные своим бизнесом, выражают интересы "всеобщего благосостояния"? Разве государственные чиновники не "менее алчны" по сравнению с частными компаниями? Те, кто не понимает принципа "невидимой руки", часто находят убедительными аргументы в пользу централизованного планирования. Однако экономическая наука опровергает их. Существуют четыре основные причины, почему централизованное планирование будет почти наверняка приносить больше вреда, чем пользы.

Во-первых, оно просто заменяет рынок политикой. Напомним, что государство не является экономическим регулятором. Те, кто занимается централизованным планированием (а также контролирующие их законодатели), на самом деле вовсе не похожи на бескорыстных святых. Естественно, что субсидии и инвестиции, выделяемые плановыми органами, находятся под влиянием политических мотивов.

Подумайте о том, как этот процесс осуществляется в условиях демократического принятия решений. Законодательные органы должны утвердить расходы. Различные группы, представляющие интересы бизнеса и труда, объединенного профсоюзами, будут лоббировать в целях получения инвестиционных ресурсов и субсидий. Законодатели будут обращать особое внимание на те группы, которые в состоянии сделать определенный вклад в избирательную кампанию и обеспечить создание ключевых блоков избирателей. Старые фирмы, имеющие более прочные, по сравнению с фирмами молодыми, позиции на рынке, в активе будут иметь весомый список вкладов, лучшее знание техники лоббирования и более близкий контакт с могущественными политическими деятелями. Как сказал бывший сенатор США Уильям Проксмайр, "деньги идут туда, где есть политическая сила". Очевидно, что политические заслуги помогут старым фирмам, даже если они слабы в экономическом отношении, превзойти новые, нацеленные на быстрый рост. Вдобавок политики часто блокируют различные программы, если дру'-гие не соглашаются поддерживать проекты, предоставляющие льготы их избирателям и группам, которым они покровительствуют. Только безнадежный мечтатель может верить, что этот политизирован-ный процесс приведет к меньшим потерям, к умножению богатства и лучшему размещению инвестиций, чем механизм рынка.

Во-вторых, есть все основания полагать, что инвесторы, рискующие своими деньгами, будут принимать более правильные решения, чем центральные плановые органы, распоряжающиеся деньгами налогоплательщиков. Инвестор, если хочет получить прибыль, должен вложить деньги в проект, который повышает ценность затраченных ресурсов, а если делает ошибку и инвестиционный проект оборачивается неудачей, то сам же и страдает от последствий этого. В противоположность этому связь между принятием эффективных проектов и личным благосостоянием тех, кто занимается централизованным планированием, весьма и весьма слаба: если проект окажется эффективным, их личный выигрыш, по всей вероятности, будет весьма скромным, если он приведет к потерям, -- неудача не окажет на них значительного отрицательного воздействия. Мало того, они могут даже выигрывать от неудачных проектов, если те сопряжены с предоставлением субсидий и других льгот политически сильным группам. Поэтому нет никаких оснований полагать, что центральные плановые органы будут более эффективно, чем частные инвесторы, выявлять и осуществлять проекты, улучшающие благосостояние.

В-третьих,центральные плановые органы питаются неточной информацией. Поскольку они являются источником инвестиционных средств, руководители как частных, так и государственных предприятий с целью получения правительственных льгот будут предоставлять им искаженную информацию. Они будут пытаться убедить плановые органы, что их предприятие производит (или может производить) тот вид товаров или услуг, который чрезвычайно ценен для всего населения, и что если их предприятию дать некоторые средства, они сделали бы для благосостояния общества нечто необыкновенное. С другой стороны, если не дать им средств, рабочие места окажутся потерянными, и экономика региона потерпит крах. Сотрудники плановых органов, возможно, и знают, что подобные притязания безосновательны, но могут не обладать необходимой информацией, чтобы правильно оценить их, особенно в тех случаях, когда производитель является монополистом.

В-четвертых, не существует способа получения информации, достаточной для разработки разумного государственного плана. Мы живем в мире динамичных изменений. Технические сдвиги, новые продукты, политические волнения, изменения спроса и скачки в погодных условиях постоянно меняют относительную дефицитность ресурсов и товаров. Никакая центральная власть не в состоянии поспеть за этими изменениями, а следовательно, -- не способна дать менеджерам компаний на местном уровне разумные инструкции.

Рынки фиксируют и сводят воедино раздробленную на миллионы частей информацию, формируя цены, которые становятся сигналами для предприятий и собственников ресурсов осуществлять свои действия в соответствии с изменившимися условиями. Ни один центральный плановый орган не в состоянии получить, и при том без искажений, эту важную, но рассеянную информацию.

Невероятное разнообразие нужд и желаний людей, знание уникальных особенностей времени и месторасположения -- все это лежит вне ведения любого планового органа. Эти органы действуют, располагая лишь малой долей необходимой информации, которая во многом становится неточной уже к моменту ее поступления. Мнение о том, что отдельное лицо или какой-нибудь комитет могут располагать и оперировать информацией, достаточной чтобы принимать правильные плановые экономические решения в нашем быстро изменяющемся мире, является заблуждением. Координация экономических единиц слишком сложна для того, чтобы ее осуществлял какой-либо центральный плановый орган.

Сторонники планирования часто приводят в пример Министерство внешней торговли и промышленности Японии (MITI). Но успехи MITI сильно преувеличены, а его промахи игнорируются. MITI пыталось удержать фирмы Mazda и Honda от вхождения в автомобильный бизнес, не ожидая, что они выдержат конкуренцию: Оно пыталось не дать Sony производить транзисторные радиоприемники, защищало те фирмы в судостроительной и горнодобывающей отраслях, которые отличаются высокими затратами. Установленные им ограничения на импорт мяса, цитрусовых и других сельскохозяйственных продуктов вынудили японских потребителей платить за продукты питания значительно больше, чем в других промышленно развитых странах. Успех в бизнесе пришел к японцам вопреки, а не благодаря планированию MITI.

Государственное планирование в Канаде тоже отличается внутренней непоследовательностью. Правительства провинций субсидируют производителей табака, одновременно пропагандируя вред курения; выплачивают дотации одним фермерам, поскольку рыночная цена на зерно не покрывает их издержек производства, и субсидируют ирригационные проекты, ведущие к увеличению производства зерна и дальнейшему снижению его цены на рынке; удерживают цены на молоко на высоком уровне и проводят в жизнь программы по обеспечению школьников обедами, чтобы сделать дорогое молоко более доступным; требуют установки более прочных бамперов, чтобы увеличить надежность автомобилей, тогда как нормы экономии топлива требуют уменьшить их вес, и т. д.

Наивно думать, что централизованное планирование способствует экономическому росту. Когда предприятия получают больше средств от правительства и меньше -- от потребителей, они начинают тратить больше времени, пытаясь угодить политикам, и меньше, -- чтобы угодить потребителям. Нетрудно предвидеть, что такая растрата общественных сил приводит скорее к экономическому упадку, нежели к процветанию.

Конкуренция между властями так же важна, как и конкуренция между фирмами

Конкуренция властей между собой и с частными предприятиями заставляет органы власти лучше служить интересам людей

Конкуренция дисциплинирует. Если частная фирма плохо обслуживает клиентов, она проигрывает конкурентам, предлагающим лучшие условия. Конкуренция дает потребителям защиту от высоких цен, плохих товаров и услуг, грубого поведения персонала. В отношении частного сектора с этим согласны почти все. Важность конкуренции в государственном секторе, к сожалению, не столь широко признана.

Система стимулов, воздействующих на государственные учреждения и предприятия, не очень-то способствует их эффективной деятельности. В отличие от частных владельцев, директора и управляющие предприятий государственного сектора редко выигрывают от снижения издержек и улучшения результатов своей деятельности. Наоборот, предприятие, которое не может потратить выделенные ему на год деньги, вряд ли получит больше на следующий год. Поэтому предприятия, не сумевшие распорядиться полной суммой выделенных им на год средств, обычно старается любым способом истратить их в конце года. Сами служащие называют эту ситуацию "фискальным идиотизмом".

В частном секторе норма прибыли служит достаточно наглядным индикатором эффективности. В государственном секторе, где таких индикаторов нет, управляющим удается успешно скрывать экономическую неэффективность государственных фирм. В частном секторе итогом неэффективной деятельности становится банкротство. В государственном секторе подобного механизма не существует. Напротив, плохие результаты и неспособность достичь поставленных целей часто используются в качестве аргумента для увеличения затрат. Например, администраторы государственных школ используют снижение показателей успеваемости учащихся как доказательство необходимости дополнительного финансирования; подобным же образом полицейское ведомство использует данные о росте преступности.

Поэтому жизненно необходимо, чтобы государственные предприятия конкурировали с частными фирмами. Если государство осуществляет поддержание порядка на улицах, уборку мусора, обучение в школах и т.д., то и частным фирмам должна быть предоставлена возможность заниматься той же "деятельностью и конкурировать с государственными предприятиями. Конкуренция будет стимулировать улучшение деятельности, сокращение издержек и инновационный процесс и государственных, и в частных предприятий. В итоге налогоплательщики смогут получить за свои деньги больший объем общественных благ.

Конкуренция между региональными властями также способствует экономическому прогрессу. Местное правительство не может быть деспотическим, если сравнительно легко доступен "выход из игры" -переезд в другое место, где вас больше устраивает уровень государственных услуг и налогов. И хотя уйти от своего регионального правительства не так легко, как от одного бакалейщика к другому, у граждан все же имеется возможность "голосования ногами".

Когда функции центрального правительства жестко ограничены защитой прав личности, свободы торговли и национальной безопасности, территории могут существенно разниться по уровню общественных услуг и, следовательно, по налогообложению. Точно также, как люди отличаются по готовности тратить деньги на жилье или автомобиль, они различаются и в отношении к общественным расходам. Одни хотят высокий уровень общественных услуг и высокие'налоги, другие предпочитают меньше налогов и меньше общественных услуг. Одни хотят, чтобы общественные услуги финансировались только при помощи налогов, другие -- чтобы за них взималась и плата. Регионализация решений относительно общественных услуг позволяет чаще удовлетворять такие противоречивые пожелания.

Конкуренция между местными органами власти способствует и повышению эффективности их деятельности. Если местная администрация, увеличивая налоги, не улучшает предоставляемые ею услуги, она отталкивает и людей, и фирмы, и они перебираются туда, где за свои деньги могут получить от администрации больше. Как и фирмы на рынке, местные органы власти, не умеющие угодить своим гражданам, теряют заказчиков (население) и свои доходы.

Конкуренция между региональными администрациями служит интересам налогоплательщиков. Однако нужно, чтобы центральное правительство ее не подавляло.Когда центральное правительство субсидирует, контролирует и регулирует весь набор общественных услуг, предоставляемых местными органами власти, оно тем самым подрывает их конкуренцию. Лучшее, что может сделать центральное правительство, -- хорошо выполнять свои ограниченные функции и оставаться нейтральным по отношению к услугам, предоставляемым администрацией на провинциальном, региональном и местном уровнях.

Местные власти, как и частные предприятия, хотят защититься от конкуренции и всегда стремятся к монопольному положению. Поэтому конкуренция между местными властями не складывается автоматически. Она должна быть составной частью политической организации общества. Именно этого пытались добиться творцы американского федерализма и Конституции США. Канадская федеративная система способна предоставить такие же гарантии конкуренции, хотя необходимость последней осознавалась Отцами-основателями Канадской конфедерации в меньшей степени.

Конституционные нормы должны обеспечивать гармоническое сочетание демократии с крепкой экономикой

Прежняя точка зрения, рожденная в муках многовековой истории господства одних людей над другими, состояла в том, что неограниченная власть людей с ограниченными умственными способностями и излишним самомнением неминуемо приводит к деспотизму, застою и коррупции, а условием прогресса является ограничение власти до границ компетенции и добродетелей правителей... Согласно господствующим ныне взглядам способность властей управлять страной не знает границ, а потому нет нужды устанавливать рамки их деятельности...

Народам, возможно, придется пройти через суровые испытания, прежде чем они снова поверят в забытые истины. Но рано или поздно они поверят в них, как верили прежде; важно отказаться от идей, вводивших в заблуждение.

Уолтер Липман, Хорошее общество, 1956
(Walter Lippmann, The Good Society, 1956)

Уверенность в том, что демократический процесс сам по себе создает среду, благоприятную для экономического прогресса, является глубочайшим интеллектуальным заблуждением наших дней. И теория, и практический опыт убеждают нас что это не так.

Если государство хочет содействовать экономическому процветанию, то правила политической игры должны быть установлены так, чтобы приводить корыстные интересы избирателей, политиков и бюрократов в соответствие с потребностями развития экономики. Для этого сфера деятельности государства должна быть ограничена, а его отношение к различным группам населения должно стать беспристрастным.

Когда деятельность государства неограниченна, и политический процесс позволяет легально хапать деньги, процветает борьба хищников. Люди тратят больше времени на ожесточенные политические баталии, сражаясь за куски экономического "пирога", чем на производство самого этого пирога. В результате производство падает, а враждебность, недоверие и даже ненависть между различными группами растут одновременно с усилением экономического застоя. Жизнь в условиях сильно политизи-рованной экономики не особенно приятна.

На протяжении веков развитие наших свобод осуществлялось путем ограничения власти монарха и государства. Великая хартия вольностей 1215 г., впервые законодательно установив пределы их власти, по существу стала декларацией экономических прав народа. Впоследствии власть короля Карла II в еще большей степени была ограничена в пользу народа, представленного парламентом. Основная борьба шла вокруг права государства отчуждать доходы и имущество граждан посредством налогов. Сегодня, однако, парламент, который первоначально был создан, чтобы противодействовать неограниченной власти короля облагать народ налогами, сам захватил эту власть и неограниченно пользуется ею.

Народ стремился ограничить власть государства, дать простор частной деятельности и исключить вмешательство государства в частные дела граждан. Однако с течением времени границы между частной и государственной деятельностью стали стираться, и теперь государство оказалось вовлеченным почти во все. Вторичные эффекты этой по-литизированной системы очевидны: высокие налоги, чрезмерные масштабы регулирования, расходы, направленные на поощрение групповых интересов, и дефицит бюджета, угрожающий финансовой системе.

Единственная альтернатива -- введение конституционных норм, которые, устранив эти недостатки демократии, содействовали бы экономическому прогрессу.

Азбука экономики - часть 1
Азбука экономики - часть 2

40